ЭЛЕКТРОННАЯ ТОРГОВЛЯ: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

МИНЕНКОВА Наталья Владимировна - юрисконсульт правового управления Российского государственного социального университета (РГСУ). Copyright (c) 2005.

Прогрессирующее развитие информационных технологий, создание и формирование всемирной информационной сети Интернет в течение последнего десятилетия XX века стали оказывать все более заметное воздействие на развитие как американской, так и мировой экономики, обеспечивая в годы благоприятной экономической конъюнктуры высокие темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП)(1). Американские экономисты заговорили о возможном формировании в XXI веке полномасштабной "Интернет-экономики", которая постепенно будет охватывать все большее число отраслей, включая и государственный сектор, вплоть до создания "электронного правительства" (e-government).

В 90-е годы принципиально новым явлением в сфере обращения стало стремительное развитие электронной торговли (e-commerce), базирующейся на использовании Интернета для совершения торговых сделок и операций в системе оптовой и розничной торговли. Следует отметить, что электронный обмен данными по частным компьютерным сетям начался еще в 60-е годы прошлого века; почти с того же времени частные коммерческие банки успешно используют выделенные сети для электронного перевода денежных средств(2).

С экономической точки зрения, развитие электронной торговли обусловлено так называемым "сетевым эффектом", при котором расширение сети потребителей определенного вида продукции увеличивает ее ценность для всех без исключения участников сети, как новых, так и старых. В наиболее яркой форме сетевые эффекты присутствуют в телекоммуникационных системах связи. Так, увеличение числа абонентов в телефонной сети повышает ценность этой системы для всех без исключения ее потребителей, поскольку, при прочих равных условиях, позволяет связываться каждому абоненту с расширяющимся кругом пользователей данной сети. Именно эта особенность телекоммуникационных сетей, прежде всего Интернета, предопределила широкое использование последнего для проведения в электронной форме операций по купле-продаже все большего количества товаров и услуг.

Согласно официальному определению Бюро цензов Министерства торговли США, "к сфере электронной торговли относится любая сделка, совершенная с помощью компьютерной сети, предполагающая передачу права собственности или права на использование товара или услуги. Сделки совершаются в форме конкретных электронных операций (например, акта продажи) и считаются совершенными, когда с помощью компьютерных сетей достигается соглашение между покупателем и продавцом о передаче собственности или права на использование товара или услуги. Соглашение в электронной форме, а не платеж, является ключевым конституирующим признаком сделки в сфере электронной торговли. Неценовые сделки (такие как свободное распространение в Интернете программного обеспечения компьютеров) к сфере электронной торговли не относятся.

Примерами торговых сделок в электронной форме являются продажа через Интернет книг и лазерных дисков, электронный рынок запасных частей, продажа заводом-производителем компонентов другому заводу этой же компании с использованием внутрифирменной сети и продажа фирмой-производителем своей продукции розничному продавцу через систему электронного обмена данными"(3). Последнее десятилетие прошлого века явилось свидетелем становления и стремительного развития в США, по сути, нового подразделения сферы услуг - электронной торговли.

Скачкообразные темпы развития и структурные особенности

Электронные формы торговли пришли на смену традиционной - по каталогам с последующей их доставкой заказчикам по почте. Интернет кардинально преобразовал и номенклатуру предлагаемой продукции, и - самое главное - время проведения торговых операций, которые могли осуществляться с помощью веб-серверов 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

В 1993 г. в Соединенных Штатах насчитывалось всего 50 торговых вебсайтов, однако к концу десятилетия их число превысило 1 миллион(4). В середине 90-х годов обороты торговли через Интернет измерялись миллиардами долларов, и этот феномен стал настолько заметным, что Бюро цензов Министерства торговли США приступило к реализации специальной программы мониторинга объемов и структуры товаропотоков в Интернете.

Первые систематические данные, появившиеся в Соединенных Штатах, относились к 1998 г., когда, согласно обобщенным оценкам, посредством электронной торговли было реализовано продукции на сумму около 5 млрд. долл., что составило не более 0,2% общего объема розничного товарооборота на тот момент(5). Впрочем, энтузиасты этого новшества американской экономической жизни уже в конце 90-х годов приводили данные частных обследований, согласно которым в том же 1998 г., например, не менее половины американских семей, имевших выход в Интернет, на протяжении шести месяцев совершили, по меньшей мере, одну покупку через систему электронной торговли и приобрели товаров на сумму примерно 50 млрд. долларов(6).

Впрочем, тиражированный СМИ образ виртуального "электронного магазина розничной торговли" явился всего лишь одним из мифов первого этапа становления электронных форм торговли, получивших распространение главным образом в системе оптовой торговли и межотраслевых поставок продукции (полуфабрикаты, запчасти, комплектующие) в обрабатывающей промышленности США.

Специалисты Бюро цензов уделяют довольно большое внимание разработке методологических основ классификации товаропотоков электронной торговли. Выделено четыре основных сектора электронной торговли, в основу которых положен действующий с 1997 г. новый классификатор отраслей американской экономики (North American Industry Classification): 1) обрабатывающая промышленность, 2) оптовая торговля, 3) розничная торговля и 4) сфера услуг. Были вычленены две категории операций электронной торговли: во-первых, торговые операции между предприятиями и фирмами (Business-to-Business - В2В), к которым были отнесены торговые сделки секторов обрабатывающей промышленности и оптовой торговли, и, во-вторых, акты купли-продажи в розничной торговле и в сфере услуг (Business-to-Consumers - B2C.

Уже первый предварительный анализ структуры электронных торговых операций, проведенный во второй половине 90-х годов, показал, что не менее 80% их относится к первой категории(7). Уточненные оценки Бюро цензов США показывают, что в начале XXI века свыше 90% всех сделок в системе электронной торговли являются собственными торговыми операциями частнопредпринимательского сектора американской экономики. Так, в 2000-2003 гг. на их долю приходилось около 94% всего объема электронной торговли(8).

Именно эти структурные особенности и предопределили скачкообразные темпы роста объема электронных торговых сделок, поскольку хозяйственно-экономические связи в обрабатывающей промышленности и оптовой торговле более стабильные по сравнению с рынками потребительских товаров, где конкуренция между производителями и торговыми фирмами более интенсивна. По сути, электронизация сделок в обрабатывающей промышленности и оптовой торговле явилась эффективным способом модернизации традиционных форм торговли, которая достаточно активно внедрялась с конца 70-х годов прошлого века.

По неофициальным оценкам, к середине 90-х годов электронный товарооборот в частнопредпринимательском секторе США составлял от 150 млрд. до 500 млрд. долл.(9) Согласно данным официальной американской статистики, в 1999 г. объем продукции предприятий обрабатывающей промышленности, реализованной посредством электронной торговли, достиг примерно 730 млрд. долл., что составило 18,1% всего товарооборота этой отрасли в США(10). В последующие три года эта доля несколько увеличилась, составив, в частности, в 2001 г. 18,3%, в 2002 г. - 19,6%, а в 2003 г. - уже 21,2% (или 843 млрд. долл., что на 15% больше, чем в 1999 году).

Развитие электронных форм оптовой торговли в период 1998-2003 гг. шло более бурными темпами: за пять лет ее товарооборот вырос более чем вдвое (со 174 до 387 млрд. долл.). В результате оптовая торговля уверенно вышла на второе место по степени электронизации торговых операций. Если в 1998 г. доля электронной торговли в общем объеме оптовых продаж составляла 7,3%, то к 2003 г. она увеличилась до 12,7%(11).

В действительности динамика товарооборота этой отрасли характеризовалась гораздо более значительными показателями, поскольку начиная с 2003 г. Бюро цензов США относит к ее торговым операциям и прямые оптовые продажи торговых филиалов корпораций и фирм обрабатывающей промышленности США, объем которых в 2003 г. составил 343 млрд. долл. Таким образом, совокупный объем электронных форм оптовой торговли в 2003 г. достиг уровня 730 млрд. долл., а совокупная доля электронной торговли в общем объеме продаж оптовой торговли составила внушительные 16,9%, что не намного уступало доле обрабатывающей промышленности в целом(12).

Тенденции развития розничной электронной торговли в 1998-2003 гг. характеризовались двумя особенностями: во-первых, в абсолютном выражении ее объем вырос более чем в 11 раз - с 4,9 млрд. до 55,7 млрд. долл.; во-вторых, относительная величина электронных форм торговли в общем розничном товарообороте увеличилась за это время всего с 0,2 до 1,7%(13).

И, наконец, электронным формам торговли в прочих отраслях сферы услуг США также присущи аналогичные тенденции. В период 1998-2003 гг. в абсолютном выражении доходы от электронной торговли в этих отраслях увеличились с 14,5 млрд. до 50,0 млрд. долл., или почти в 3 раза, однако в относительном выражении развитие электронных форм торговли находилось, по сути, в зачаточном состоянии: доля доходов от них, составлявшая в 1998 г. всего

0,4%, увеличилась к 2003 г. до 1,0% совокупных доходов прочих отраслей сферы услуг(14).

Таким образом, согласно данным официальной статистики, общий оборот электронной торговли Соединенных Штатов за 1998-2003 гг. вырос почти на 82% (с 923 млрд. до 1679 млрд. долл.). В целом на рубеже веков электронные формы всех видов торговли значительно опережали общие темпы развития американской экономики.

Современные структурные особенности электронной торговли продукцией обрабатывающей промышленности США проявляют себя в том, что подавляющая их часть (70%) приходится на долю всего пяти отраслей из 21, классификационно входящей в ее состав. Бесспорным лидером среди них является производство транспортного оборудования (327,4 млрд. долл., или порядка 39% всего объема товарных поставок обрабатывающей промышленности в 2003 г.), за которым на сравнительно далеком втором и третьем местах следуют производство химикатов (85,2 млрд. долл., или 10,1%), компьютеров и электронного оборудования (67,5 млрд. долл., или 8%), а замыкают группу лидеров отрасли по производству продуктов питания (около 60 млрд. долл., или 7,1%), а также нефте- и углепродуктов (51,6 млрд. долл., или 6,1%).

Ведущая роль отрасли по производству транспортного оборудования объясняется, во-первых, тем, что она является самой крупной в обрабатывающей промышленности США и на ее долю в 2003 г. приходилось 16% всех товарных поставок последней, и, во-вторых, тем, что здесь сравнительно давно используется электронный обмен данными. Эта отрасль занимает лидирующие позиции и по степени внутриотраслевого использования электронных форм торговли, на долю которых приходится 50% товарооборота транспортного машиностроения.

На втором месте по этому показателю (44%) находится производство напитков и табачных изделий. Говоря о внутриотраслевом использовании электронной торговли в целом, необходимо отметить, что в 15 из 21 отрасли с ее помощью реализуется не менее 10% их продукции(15). Отстают в использовании электронных форм торговли текстильная и деревообрабатывающая промышленность, черная металлургия, производство полиграфического оборудования, производство продукции из неметаллов и производство готовых металлоизделий.

Высокая степень электронизации характерна и для оптовой торговли США. В 2003 г. самая крупная доля - 34% (или 131,5 млрд. долл.) в общем объеме оптовой электронной торговли приходилась на лекарственные препараты, 16,6% (или 64,1 млрд. долл.) - на автомобили и запчасти к ним, 10% (или 38,5 млрд. долл.) - на оборудование для коммерческих помещений и офисов. Следует также иметь в виду, что в 2003 г. порядка 45% объема электронной оптовой торговли (174 млрд. долл.) пришлось на долю товаров длительного пользования, которая в свою очередь составила 12,1% их общего товарооборота, а 55% - на долю товаров краткосрочного пользования (213 млрд. долл.), где удельный вес электронных форм торговли был несколько выше и составил 12,9%.

По мнению американских аналитиков, для развития электронизации оптовой торговли имеется значительный потенциал, поскольку электронный товарооборот не достигает и 10% ее общего объема. В этом плане можно отметить, что лидеры по абсолютным объемам электронной торговли занимают ведущие позиции и внутри каждой товарной группы; так, в электронной форме осуществляется 49,1% всей оптовой торговли лекарственными препаратами, 25,1% - торговли автомобилями и запчастями к ним, 20,0% - предметами одежды и галантерейными товарами, 14,5% - компьютерами и электронным оборудованием, 12,8% - водопроводными и нагревательными системами и оборудованием и, наконец, 12,1% - оптовой торговли мебелью и предметами интерьера(16). Электронизация пока слабо затронула такие отрасли, как оптовая торговля продукцией деревообрабатывающей, машиностроительной, целлюлозно-бумажной, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, а также бакалейными товарами и сельскохозяйственным сырьем.

Подчеркнем одну принципиальную особенность электронной оптовой торговли, заключающуюся в том, что она осуществляется не через Интернет, а с помощью систем электронного обмена данными. В 2003 г. на их долю пришлось 86% ее объема (или 332 млрд. долларов).

Розничная торговля также имеет ряд интересных структурных особенностей. В ней концентрация электронных товаропотоков выражена наиболее рельефно, поскольку группируется по двум направлениям, на долю которых приходится порядка 92% общего объема электронной торговли. В 2003 г. примерно 75% товарооборота на сумму 42,1 млрд. долл. было обеспечено посредством внемагазинной розничной торговли, а немногим более 17% (или 10,2 млрд. долл.) - посредством сети дилеров, торгующих автомобилями и запчастями к ним.

Все большее развитие в США получают и автономные "электронные отделения" дилерских контор и офисов, торгующие автотехникой. В систему внемагазинной электронной розничной торговли входят "интернет-магазины", продающие различного рода продукцию исключительно через Интернет, а также фирмы электронной торговли и почтовых заказов, осуществляющие торговые операции по многим каналам, одним из которых является Интернет.

В перечне электронных операций таких фирм главными объектами потребительского спроса на предлагаемые ими товары в 2002 г. являлись компьютеры (18,2% объема продаж на сумму 5,9 млрд. долл.), одежда и аксессуары к ней (13,3% - на сумму 4,3 млрд. долл.), мебель и предметы интерьера (7,6% - на сумму 2,5 млрд. долл.), а также офисное оборудование (тоже 7,6% и 2,5 млрд. долл.). По торговым позициям "книги и карты" и "электроника и электронные приборы", доля и объемы которых в общем товарообороте фирм электронной торговли и почтовых заказов являются сравнительно небольшими, доля собственно электронных продаж этих видов продукции оказалась самой высокой, составив в 2003 г. 51,5 и 48,6% соответственно(17).

В целом, сравнивая структуру электронной оптовой и розничной торговли, можно отметить их определенную симметрию; и в том и в другом случае электронные формы торговли получили распространение в операциях с автомобилями и запчастям к ним, компьютерами, электроникой и электронными приборами, одеждой и аксессуарами к ней(18).

Многие отрасли сферы услуг на протяжении последних лет весьма активно предлагали свою продукцию в Интернете. Наиболее охотно американские потребители пользовались в сети услугами туристических и транспортных фирм (электронные формы обслуживания обеспечили 13,5% их доходов на сумму 6,8 млрд. долл.), издательских фирм (12,0% доходов на сумму 6,0 млрд. долл.), компаний, разрабатывающих компьютеры и программы к ним (немногим более 10,9% доходов на сумму 5,5 млрд. долл.), а также брокерских фирм и посредников, торгующих ценными бумагами (около 9% доходов от электронных форм обслуживания на сумму 4,4 млрд. долл.)(19). Таким образом, в совокупности на долю этих четырех отраслей в 2003 г. пришлось чуть более 45% всех доходов от электронной торговли прочих отраслей сферы услуг (в настоящее время Бюро цензов осуществляет мониторинг электронной торговли примерно в 2/3 отраслей американской сферы услуг).

В целом электронные формы обслуживания пока еще сравнительно плохо развиты в сфере услуг США. Помимо туристических и транспортных фирм, которым они обеспечивают около четверти всех доходов, еще только информационные агентства получают за счет электронных услуг немногим более 7% своих доходов; во всех остальных отраслях сферы услуг доля электронных форм обслуживания едва достигает нескольких процентов общих доходов или вообще составляет статистически малозначимые величины. Это обстоятельство напрямую связано с проблемами и преградами на пути развития электронных форм торговли, достаточно заметно обозначившимися в начале XXI века.

Основные проблемы и преграды на пути развития электронной торговли

Одной из наиболее важных теоретических и методологических проблем развития электронной торговли США на этапе ее становления является полный статистический учет ее объемов, а также основных экономических сфер циркуляции товаро- и услугопотоков. Первые официальные достоверные данные статистического учета объемов электронной торговли появились только в 2000 г. и относились к четвертому кварталу 1999 г. Перед Бюро цензов США с самого начала возникла проблема либо введения принципиально нового экономического ценза - ценза электронной торговли, либо использования существующих торговых и экономических цензов для последующего определения ее объемов и отраслей, где она используется.

Поскольку Конгресс значительно урезал (с 8,5 млн. до 2 млн. долл.) заявку Министерства торговли на бюджетные средства по ежегодному мониторингу объемов электронной торговли в США, Бюро цензов было вынуждено отказаться от организации специального ценза электронной торговли и опираться при составлении динамических рядов ее структуры и объемов на четыре традиционных торгово-экономических ценза: 1) ценз обрабатывающей промышленности, 2) торговый ценз, 3) ценз услуг и 4) ценз розничной торговли.

Свою практику ежегодных обследований этих сфер американской экономки Бюро цензов дополнило специальными вопросами в анкетах, касающимися операций, имеющих отношение к электронной торговле. Однако в настоящее время Бюро цензов осуществляет прямой мониторинг объемов и структуры электронной торговли только примерно на 80-90%, остальные 10-20% электронных операций определяются расчетным путем и содержат определенные статистические ошибки и погрешности. Поэтому практически каждый год показатели предыдущих лет подвергаются ревизии, переоценке и уточнениям.

Применительно к показателям за 2002 г. сами эксперты Бюро цензов определяют погрешности данных об объемах электронной торговли примерно в ±0,5% по отношению к продукции обрабатывающей промышленности (в абсолютном выражении - около 4 млрд. долл.); ±2,0% в оптовой торговле (около 6,5 млрд. долл.); ±3,3% в розничной торговле (около 1,5 млрд. долл.); ±2,7% в прочих отраслях сферы услуг (около 1,1 млрд. долл.)(20).

В 2003 г. эти показатели несколько улучшились; в частности, в отношении электронных форм торговли продукцией обрабатывающей промышленности соответствующая погрешность оценивалась в ±0,2% (около 1,7 млрд. долл.), в отношении оптовой торговли - те же ±0,2% (но в абсолютном выражении - около 0,8 млрд. долл.)(21).

Таким образом, даже согласно официальным американским данным, несмотря на постоянное совершенствование методологической базы соответствующих оценок, статистические погрешности в оценке объемов электронной торговли составляют не один десяток миллиардов долларов в любую сторону. В частности, хотя в целом переоценка объемов электронной торговли за

2001 г., произведенная Бюро цензов в 2004 г., была сравнительно небольшой, пересмотренный объем, например, оптовой торговли был увеличен на 16 млрд. долл. по сравнению с первоначальной оценкой, опубликованной в 2003 году(22).

По мнению американских экспертов, в перспективе определенные, возможно, немалые коррективы в статистический учет объемов и структуры электронной торговли могут внести расширение сферы государственного мониторинга на всю систему электронного ведения бизнеса в целом (e-business), а также определение границ электронной инфраструктуры американской экономики (e-infrastructure).

В частности, электронный бизнес определяется Бюро цензов как "любой процесс, который деловая организация совершает с помощью компьютерных сетей. Под деловой организацией имеется в виду любая структура, работающая бесприбыльно или с целью получения прибыли. Примерами основных процессов электронного бизнеса являются: онлайновые покупки, продажи, управление производственными процессами, товарно-материальное обеспечение, а также внутрифирменные формы связи и вспомогательные услуги.В рамках каждого основного процесса могут быть вычленены и конкретные подпроцессы. Например, онлайновые покупки включают в себя следующие онлайновые процессы: ознакомление с каталогами или номенклатурой товаров, предлагаемых продавцами, заказы продукции у поставщиков, электронные платежи поставщикам, электронное управление товарно-материальными запасами поставщиков, использование электронных рынков продукции и онлайновые аукционы. Внутрифирменные процессы включают в себя электронную почту, автоматизированные услуги работников, их подготовку, информирование, проведение видеоконференций, прием на работу и телекоммуникационную связь" (23) .

По ряду причин многие компании (особенно в обрабатывающей промышленности) в настоящее время не склонны относить электронные операции к собственно электронной торговле; так, Бюро цензов США столкнулось с ситуацией, когда пять тысяч компаний, которые в 2001 г. сообщали о том, что они занимаются электронной торговлей, в 2002 г. заявили, что они уже не занимаются этой сферой бизнеса. При повторном обследовании выяснилось, что эти фирмы обрабатывающей промышленности неправильно поняли соответствующий вопрос цензовой анкеты и не указали электронную торговлю в качестве своей деятельности, хотя активно ее осуществляли. Эксперты Бюро цензов оценили соответствующую ошибку как составляющую 10% операций обрабатывающей промышленности США в 2002 г. (т.е. порядка 75 млрд. долл.) и призвали к определенной осторожности при анализе сопоставимых данных о динамике объемов электронной торговли в обрабатывающей промышленности за последние несколько лет(24).

Интернет-экономика значительно осложнила статистический учет объемов международной торговли, а также различие между товарами и услугами. В частности, многие иностранные фирмы предлагают на американском рынке (хотя эта ситуация характерна практически для всех стран, в том числе и для России) продукцию, которую можно в электронной (цифровой) форме получить через Интернет (например, музыкальные произведения, кинофильмы, книги, географические карты, игры, фотопродукцию и программное обеспечение), указывая в качестве получателя платежа американский банк или другое американское финансовое учреждение, хотя в конечном счете денежные средства тем или иным способом достанутся иностранному продавцу. Помимо этого, электроннал доставка упомянутой продукции стирает различия между товарами и услугами, что также осложняет точную количественную оценку объемов электронной торговли услугами, которая и так, как отмечалась выше, в настоящее время осуществляется статистическими органами США далеко не в полной форме.

В последнее время многие американские финансовые Интернет-компании заключают деловые соглашения с магазинами розничной торговли, смысл которых состоит в том, что они продают через Интернет дисконтные кредитные карточки на покупку некоторых видов продукции, например бакалейных товаров, а сами товары потребители получают или забирают непосредственно в супермаркетах. В этом плане встает очень важная проблема классификации и учета как финансовых электронных услуг американских компаний, так и потоков реализуемых товаров с точки зрения отнесения их к операциям электронного или традиционного секторов экономики (25) .

С проблемой статистического учета электронных торговых сделок тесно связана и все более остро встающая проблема налогообложения электронной торговли. В настоящее время федеральные органы США занимают позицию, согласно которой находящаяся в зародышевом состоянии электронная торговля (особенно розничная), как и любая нарождающаяся, но очень перспективная отрасль экономики, должна быть освобождена от всякого налогообложения. Но поскольку в США налог на продажи (во многих других странах - налог на добавленную стоимость) является основным источником пополнения бюджетов штатов и местных органов власти, многие американские экономисты оценивают потери местных бюджетов от необлагаемого налогами развития электронной торговли как довольно значительные.

Так, по расчетам экспертов Бюджетного управления Конгресса (БУК), отсутствие налогообложения в системе электронной торговли обернулось тем, что в 2003 г. бюджеты американских штатов потеряли от 2,5 млрд. до 20,4 млрд. долл. (или 1,4-11,4%) от общего объема поступлений(26). БУК прогнозирует, что в начале следующего десятилетия (в 2011 г.) соответствующие потери местных бюджетов составят от 4,5 млрд. до 55 млрд. долларов(27).

В связи с этим американские специалисты указывают на то, что налоговые органы большинства стран, в том числе и США, привыкли иметь дело с бумажными документами, и, несмотря на то, что электронные сделки купли-продажи могут быть поставлены под соответствующий контроль, их мониторинг осуществлять гораздо труднее.

Кроме того, исходной базой современных систем регионального и местного налогообложения является место расположения или регистрации соответствующих компаний. С этой точки зрения Интернет создает поистине фантастические возможности для регистрации интернет-компаний где угодно - в штатах, районах, регионах или даже в других странах, традиционно относимых к категории "налоговых убежищ". Исходя из этих же соображений, в случае введения налогообложения электронной торговли многие американские штаты могут выступить с инициативой создания у себя особых привилегий или льготного режима налогообложения для интернет-компаний, желающих зарегистрироваться у них.

Введение налогообложения электронной торговли может стимулировать переход от торговли реальными материальными предметами к предоставлению чисто информационных услуг. Это особенно касается таких услуг, как медицинское обследование или консультирование пациента с последующей выпиской лекарственных препаратов, всех видов образовательных услуг, да и самого учебного процесса, который легко может осуществляться через Интернет дома, а не в институтской аудитории; значительной части высокоприбыльных финансовых услуг, включая услуги брокерских фирм и контор, важной частью процесса регистрации которых является указание "постоянного места (или адреса) пребывания". В целом, как отметил американский экономист В. Танзи, "в новом "славном" мире недалекого будущего продукция, произведенная на базе чистого знания, может быть продана из любой точки планеты или даже из космоса (со спутника), а продавца или покупателя едва ли можно будет идентифицировать. Многие виды продукции перестанут быть "товарами". Полный спектр последствий всех этих экономических изменений по-прежнему плохо понимается и осознается, но в будущем они, вероятно, будут ощущаться все более остро"(28).

Впрочем, с одной проблемой американские потребители уже столкнулись. Речь идет о торговле недоброкачественными товарами, ведь электронная торговля создала огромные возможности не только для роста оборота "цифровых" товаров, но и товаров-подделок. Так, по данным Федеральной торговой комиссии США(29), в 2001 г. доля различных видов мошенничества в Интернете по отношению к числу всех жульнических сделок составила 42% (на сумму 55,7 млн. долл.), в 2002 г. - 45% (110,3 млн. долл.), а в 2003 г. эта цифра была равна 55% (166,6 млн. долл.).

Прежде всего, это касается потребительского рынка медикаментов и лекарственных препаратов. Еще в период становления американского электронного розничного рынка он оказался переполненным сотнями веб-сайтов, которые предлагали доверчивым или стесненным в средствах американским потребителям официально запрещенные к продаже в США лекарственные препараты, новые, еще не апробированные или просроченные лекарства, а также просто препараты-подделки.Особенно это касалось зарубежных веб-сайтов, которые практически ничем не рисковали с точки зрения правовых последствий реализации своей "продукции" в США, тем более, что они предлагали медикаменты по значительно более низким ценам. В конце 90-х годов американская таможня оказалась прямо-таки заваленной запрещенными к продаже на американском рынке лекарственными препаратами; при этом только в 1999 г. количество перехваченных таможенной службой посылок и почтовых отправлений с нелегальными медикаментами, заказы на которые были получены исключительно через Интернет, возросло по сравнению с предыдущим годом на 450% .

Ситуация с реализацией лекарственных препаратов, однако, выглядит несколько сложнее, чем кажется на первый взгляд, и не сводится только лишь к проблеме некачественных, заведомо негодных или опасных медикаментов. В настоящее время более 45 млн. американцев не имеют медицинских страховок, и поэтому обращение этой категории граждан к услугам врача за получением рецептурных лекарств сопряжено со значительными материальными затратами. Помимо этого, даже лица очень пожилого возраста, имеющие медицинские страховки, вполне могут сэкономить немалые средства при обращении к "кибердоктору ", поскольку многие веб-сайты, наряду с продажей медикаментов, практикуют и постановку диагноза (на основании вопросников о состоянии здоровья) с последующей "выпиской" необходимых лекарственных препаратов, которые, естественно, не только не учитывают всей специфики заболевания, но и оставляют без внимания специфические физиологические особенности данного пациента.

В связи с этим на слушаниях в Конгрессе, в частности, отмечалось, что сильнодействующие лекарственные препараты продаются "просто на основе ответов на вопросники о состоянии здоровья без того, чтобы пациент переступил порог кабинета врача. Это чрезвычайно серьезная проблема. Когда люди болеют, напуганы своим состоянием, отчаянно нуждаются в лекарствах и не имеют финансовых возможностей пойти к врачу, то они, естественно, обращаются к услугам Интернета, который дает возможность быстрого заказа новейших лекарств и препаратов, на которые требуется повторный рецепт врача"(31). При этом следует иметь в виду то обстоятельство, что такой "кибердоктор " функционирует 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

Можно также отметить, что в период с 1998 по 2003 г. в США более чем в 2 раза выросло число семей, имеющих доступ к Интернету (с 26,2 до 54,6% всех американских семей); в 2003 г. доступ к Интернету имели порядка 166 млн. человек, или около 80% взрослого населения страны, а услугами "Всемирной паутины" регулярно пользовались не менее 120 млн. человек(32).

Параллельно растет и количество американцев, обращающихся в сеть в поисках интересующей их информации медицинского содержания. Так, только за период 1995-1998 гг. количество таких лиц увеличилось с 3,2 млн. до 22,3 млн. человек (33) . Американские маркетологи при этом отмечают, что помимо пожилых граждан, которым порой бывает трудно по состоянию здоровья нанести визит обычному врачу, к услугам Интернета все чаще обращаются женщины - главные покупатели медикаментов и лекарственных препаратов, которые используют электронные формы доставки товаров по соображениям удобства и экономии времени.

Проблема борьбы, контроля и правового противодействия деятельности подобного рода веб-сайтов осложняется еще и тем, что в США они буквально ежедневно исчезают и появляются сотнями, и многие из них вполне могут быть отнесены к категории нелегальных.

Особенности федерального регулирования электронной торговли

Многие проблемы электронной торговли, в том числе и распространение через Интернет поддельных, опасных и запрещенных к использованию лекарств объясняется спецификой подхода федеральных властей США к регулированию электронной торговли, когда ведущая роль в ее развитии отводится частному сектору и рыночным механизмам. Первоначальные наметки стратегии федерального правительства США были сформулированы в декабре 1996 г. и опубликованы в июле 1997 г. в виде доклада Белого дома "Основополагающие принципы электронной торговли в глобальных масштабах", дополненного президентской директивой главам федеральных министерств и ведомств об электронной торговле.

В докладе Белого дома были сформулированы пять основных принципов государственного регулирования электронной торговли, которые вплоть до настоящего времени определяют отношение федеральных властей к ее развитию. Первым был провозглашен принцип ведущей роли частного сектора: "Частный сектор должен играть ведущую роль". Этот принцип обосновывался тем, что, "хотя государство сыграло определенную роль на первоначальных этапах становления Интернета, его развитие определяется исключительно частным сектором".

Из этого положения вытекал второй принцип, согласно которому "государство должно избегать чрезмерных ограничений электронной торговли", поскольку "стороны должны быть в состоянии вступать в законные соглашения, продавать и покупать товары и услуги через Интернет при минимальном участии или вмешательстве государства".

Согласно третьему принципу, "в том случае, если требуется государственное вмешательство, его цель должна сводиться к поддержке и правовому обеспечению предсказуемой, минимальной, внутренне непротиворечивой и упрощенной правовой среды для торговли". Этот принцип далее конкретизировался тем, что "в ряде сфер государственные правовые акты могут оказаться необходимыми для стимулирования развития электронной торговли и защиты потребителей. В этих случаях государственные органы должны сформировать предсказуемую и упрощенную правовую среду на основе децентрализованной и контрактной модели законодательства, нежели по принципу вертикального регулирования сверху вниз".

Четвертый принцип звучал весьма претенциозно: "Государство должно осознать уникальные качества Интернета (и возможность его использования для осуществления торговых операций)". Однако этот панегирик "Всемирной паутине" имел вполне конкретное правовое преломление, в рамках которого "неповторимость и взрывной успех Интернета могут быть частично приписаны его децентрализованному характеру и организации по принципу снизу вверх. Существующие законы и регулирующие положения, которые препятствуют развитию электронной торговли, должны быть усовершенствованы и пересмотрены или же отменены с тем, чтобы соответствовать потребностям новой электронной эры".

В конце этого раздела доклада Белого дома говорилось о том, что, хотя пятый принцип стоит в списке последним, но, возможно, он является самым главным, поскольку "электронная торговля через Интернет должна осуществляться в глобальных масштабах". При этом было отмечено, что "Интернет становится глобальным рынком. Правовые основы, обеспечивающие торговые операции в Интернете, должны строиться на единых принципах, которые имеют большее значение по отношению к юрисдикции местных, национальных и международных органов, что должно в конечном счете обернуться предсказуемыми результатами для каждого конкретного покупателя или продавца, независимо от места его проживания" (34) .

Таким образом, электронная торговля с самого начала мыслилась в Вашингтоне как инструмент глобальной экономической экспансии США, все выгоды от которой достанутся исключительно американским производителям и потребителям. Естественно, что в этих условиях "минимальное" федеральное регулирование и федеральные правовые акты являлись важнейшим "сигналом" для мирового сообщества по минимизации государственного вмешательства в регулирование электронной торговли. При этом высшее политическое руководство США тонко учло тот факт, что в самих Соединенных Штатах исторически все вопросы регулирования розничной и оптовой торговли относились исключительно к компетенции властей штатов, а федеральные органы традиционно играли вспомогательную роль, обеспечивая координацию правовых норм в торговле между штатами.

В настоящее время основными федеральными законами, имеющими непосредственное отношение к регулированию электронной торговли, являются закон 1998 г. "Об освобождении Интернета от налогов" (Internet Tax Freedom Act 1998, PL 105-277)(35) и закон "Об электронных подписях в глобальной и национальной торговле", который официально вступил в силу 1 октября 2000 г. (Electronic Signatures in Global and National Commerce Act 2000, PL 106-229)(26). Это законодательство в полной мере отразило логику и дух директивных установок Белого дома 1997 года.

21 октября 1998 г. был принят закон, устанавливающий трехлетний мораторий на введение налога с продаж на товары и услуги, реализуемые через Интернет. Затем он был пролонгирован с 21 октября 2001 г. по 1 ноября 2003 г., и еще раз - с 1 ноября 2003 г. до 1 ноября 2007 г.(37) Данный закон запрещает федеральным исполнительным органам США и властям штатов регулировать цены на доступ к Интернету и на товары и услуги, приобретаемые через сеть. Подобные меры призваны содействовать дальнейшему развитию электронной торговли как в США, так и в мире в целом.

Закон об электронных подписях был принят в целях стимулирования развития электронной торговли; его основной смысл сводится к тому, что электронно-цифровая форма торгового контракта, включая подписи заключивших его сторон, является обязательной к исполнению как в национальных, так и в глобальных торговых сделках(38). При этом электронная подпись определяется законодательством как "электронные звуки, символы или процессы, приложенные или логически связанные с контрактом или другим документом и исполненные или принятые физическим лицом с намерением подписать этот документ". Законодательство не отдает предпочтения и не выделяет какой-либо конкретной технологии электронного составления контрактов и иных подобного рода документов. В законе прямо говорится: Конгресс США исходит из того, что рынок (а не предписывающие государственные нормы) должен определять рост и развитие электронной торговли и что участники рыночных отношений сами должны искать взаимопонимания в отношении терминов и условий совершения электронных торговых сделок.

Принятию закона об электронных подписях предшествовала работа по унификации законодательств штатов. Национальная конференция уполномоченных по выработке единых законов штатов разработала базовый закон об электронной торговле, обязательный к принятию в каждом штате, поскольку, например, в 1999 г. законы об электронной торговле действовали более чем в 40 штатах, но при этом среди них не было и двух одинаковых. Тем не менее, главными лоббистами нового законодательства выступили американские брокерские фирмы, которые в своих показаниях на слушаниях в Конгрессе прямо говорили о том, что основные выгоды от этого закона получат те американцы, которые активно играют на фондовом рынке США и используют Интернет для заключения сделок купли-продажи ценных бумаг. В частности, представитель крупнейшей онлайновой брокерской фирмы "Чарльз Шваб" утверждал, что если, например, интернет-магазин по продаже книг и печатной продукции "Амазон.ком" (Amazon.com) ежедневно совершает сделки на сумму 3 млн. долл., то его брокерская фирма - на сумму 2 млрд. долл. и имеет 2,5 млн. активных онлайновых банковских счетов, на которых на тот момент было аккумулировано 219 млрд. долларов(39).

Все значение этого, на первый взгляд, достаточно рядового закона можно понять только в свете того факта, что интернет-экономика стала, по сути, новой идеологией и формой жизни для тех миллионов американцев, которые "делают состояния" на биржевой игре с помощью домашнего компьютера, подключенного к Интернету. Известный американский брокер, "сделавший" десятки миллионов долларов на биржевых играх, Л. Борселино так описывает в своем нашумевшем в Америке бестселлере феномен подлинного помешательства, охватившего значительные слои современного американского общества: "Для публики онлайновая торговля акциями привлекательна по двум причинам: люди жадны и хотят свободы. Они хотят делать деньги; все мы любим делать деньги. Теперь они считают, что в состоянии делать это. Их привлекает возможность торговать по собственному усмотрению. Я уже сталкивался с этим бесчисленное количество раз. Я встречал профессионалов со степенью магистра или доктора наук, имеющих высокооплачиваемую и очень престижную работу. Но когда они узнавали, что я - брокер, они хотели услышать все о моем образе жизни. Для тех, кто находится несколько ниже на карьерной лестнице, привлекательность брокерства еще больше. Она связана с фантазиями об образе жизни, наполненном сексом и большими деньгами. Они могли представить себя "срубающими" крупные суммы на торговле акциями за своим домашним компьютером. После этого они могли сказать своему боссу, чтобы он катился с его работой куда подальше..."(40).

По сути, такие же соображения определяют электронную торговлю на рынке медикаментов и лекарственных препаратов - стремление нажиться на здоровье и болезнях рядовых потребителей. В ситуации провозглашенного принципа безраздельного господства саморегулирующихся рыночных отношений федеральные органы, прежде всего федеральное Управление по контролю за качеством продовольственных товаров и медикаментов (U.S. Food and Drug Administration), вынуждено изыскивать косвенные методы регулирования и формирования соответствующего правового поля. Их смысл и суть в конечном счете сводится к тому, что потребитель сам должен быть заинтересован в сохранении своего здоровья и быть информированным о качестве лекарственных препаратов, продаваемых через Интернет.

Задача же агентства сводится к тому, чтобы осуществлять контроль за веб-сайтами, их владельцами и провайдерами и выявлять сайты, с которых осуществляется торговля запрещенными, плохими или некондиционными лекарственными препаратами, и принимать меры в виде рассылки предупредительных кибер-писем, в том числе и в зарубежные страны, а также возбуждать уголовные дела в случае продажи, например, запрещенных в США лекарственных препаратов.

При этом Управление по контролю за качеством продовольственных товаров и медикаментов видит свою основную задачу в том, чтобы большую часть соответствующей работы взяли на себя власти штатов (допустим, по отзыву лицензий торговых фирм или врачей, практикующих незаконную выписку онлайновых рецептов), а также различного рода профессиональные объединения американских медиков и фармакологов. В частности, последние уже с конца 90-х годов прошлого века на добровольной основе ввели в США систему сертификации медицинских и фармакологических сайтов (Verified Internet Pharmacy Sites(tm) - VIPS(tm)).

Однако "ловля электронных блох" в конечном счете упирается в финансовые ресурсы по сканированию Интернета и оценке работы каждого сайта в условиях, когда, как отмечалось выше, ежедневно в Интернете появляются и исчезают сотни медицинских сайтов, не говоря уже о том, что изворотливые дельцы постоянно прибегают к различного рода ухищрениям, чтобы обойти запреты на распространение недоброкачественной продукции. В частности, в 1999 г. Управление по контролю за качеством продовольственных товаров и медикаментов потратило почти 2 млн. долл. на сканирование и контроль медицинских сайтов(41); только во второй половине 1999 г. на эти цели ушло 40 тысяч человеко-часов работы персонала управления(42). По состоянию на начало века Управление оценивало свои финансовые потребности на эти цели на уровне 10 млн. долларов.

События 11 сентября 2001 г. резко изменили систему приоритетов федерального правительства США в сторону борьбы с терроризмом. И хотя контроль над торговыми сделками, осуществляемыми посредством Интернета, также подпадает под систему мер противодействия возможным террористическим атакам, на протяжении последних лет ситуация с реализацией медикаментов и лекарственных препаратов через Интернет мало изменилась в лучшую сторону.

В частности, выборочная оценка американских медицинских веб-сайтов, проведенная в 2000 г., показала, что только 34% из них могли считаться легальными сайтами, полностью выполняющими свои функции в соответствии с действующим американским законодательством, и не менее 35% относились к категории полностью нелегальных сайтов, которые вообще не имели права на существование по американскому законодательству(43).

Выборочная проверка 250 медицинских веб-сайтов, проведенная в 2004 г., обнаружила, что не менее 25% из них являются иностранными; 167 веб-сайтов предлагали лекарственные препараты без предварительной выписки рецепта, а 40 - "отпускали" медикаменты вообще без рецепта(44). И если в 1999 г. самым популярным незаконным препаратом была "Виагра", то в настоящее время на американском фармацевтическом онлайновом рынке широко доступны "Гидрокодин ", "Оксиконтин", "Викодин".

Принципы свободного рынка в системе электронной торговли все чаще оборачиваются против США и американских потребителей. В частности, в последнее время в США большую тревогу вызвало увеличение электронного импорта лекарств из Канады, поскольку канадские лекарства, аналогичные производимым в США, оказались в среднем на 40% дешевле американских, в результате чего американские потребители в настоящее время могут экономить на импортируемых из Канады лекарственных препаратах порядка 40 млрд. долл. ежегодно(45). При этом американские эксперты выявили очень интересную особенность: поскольку канадские производители не справляются с растущими поставками медикаментов на американских рынок, а реализация многих, особенно некачественных и поддельных препаратов на канадском рынке запрещена, торговые фирмы Канады резко увеличили закупки некачественной продукции в Иране (почти на 2100% - !), Эквадоре (на 200%), Китае (на 43%), Таиланде (на 52%) и Сингапуре (на 30%), которая прямиком, минуя канадский рынок, направляется в США под маркой изделий, сделанных в Канаде. Бесконтрольное потребление лекарств, покупаемых через Интеренет, может резко усугубить проблемы охраны здоровья американской нации и увеличить смертность в США, поскольку, как установили несколько лет назад американские специалисты, только от врачебных ошибок в Америке ежегодно погибает от 44 тыс. до 98 тыс. человек.

В связи с этим в последнее время в США все активнее звучат голоса, которые требуют пересмотра концепции минимальной роли федерального правительства в регулировании электронной торговли и значительного расширения полномочий его органов вплоть до принятия нескольких базовых федеральных законов, регламентирующих большую часть операций электронной торговли(46).

***

1 Во второй половине 1990-х годов на долю отраслей промышленности, разрабатывающих информационные технологии, приходилась примерно одна треть реального годового прироста ВВП США (The Emerging Digital Economy II, p. 15 - http://www.ecommerce.gov), однако в дальнейшем она заметно сократилась, в частности, до одной четверти в 2003 г. (Digital Economy 2003. Wash., 2004, p. 10).

2 См., например: Спичкин В.А. Электронные деньги. - "США - ЭПИ", 1972, N 10, с. 99-108

3 Government Statistics: E-commerce and the Electronic Economy. Wash., 2000, p. 3. Электронный обмен данными означает передачу с одного компьютера на другой информации с использованием согласованного стандарта структуризации информации (параграф "Ь" статьи 2 типового закона Комиссии ООН по международному торговому праву (ЮНСИТРАЛ) "Об электронной торговле" (Model Law on Electronic Commerce of the United Nations Commission on International Trade Law) от 16.12.1996 г. - "ЮНСИТРАЛ: Типовой закон об электронной торговле и руководство по его применению, 1996 год, ООН". Нью-Йорк, ООН, 1997).

4 E-commerce: The Benefits and Pitfalls of Conducting Business over the Internet. Wash., 1999, p. 70.

5 2002 E-commerce Multi-Sector Report. Table 5. Historical. Wash., 2004.

6 Economic Report of the President-1999. Wash., 1999, p. 116.

7 E-commerce: The Benefits and Pitfalls of Conducting Business over the Internet, p. 9.

8 E-commerce 2003 Highlights. 11.05.2005. Wash., 2005, p. 2.

9 The Emerging Digital Economy I, pp. АЗ-1, АЗ-29 (http://www.ecommerce.gov).10 Рассчитано по: 2002 E-commerce Multi-Sector Report. Table 1. Historical.

11 Рассчитано по: 2002 E-commerce Multi-Sector Report. Table 2. Historical; Ibid., p. E-commerce 2003 Highlights, Table 2.

12 E-commerce 2003 Highlights, p. 1.

13 Рассчитано по: 2002 E-commerce Multi-Sector Report. Table 5. Historical; Ibid., p. E-commerce 2003 Highlights, Table 5.

14 Рассчитано по: 2002 E-commerce Multi-Sector Report. Table 4. Historical; Ibid., p. 1; E-commerce 2003 Highlights, pp. 1,2.

15 E-commerce 2003 Highlights, p. 2.

16 Ibid., р. 3.

17 E-commerce 2003 Highlights, Table 6.

18 По предварительным данным Бюро цензов, сфера розничной торговли сохранила тенденцию к скачкообразному увеличению объема электронной торговли и в последующий период; в частности, в 2004 г. этот объем достиг уровня 69 млрд. долл., а в первом квартале 2005 г. составил рекордную величину - 20 млрд. долл. (Quarterly Retail E-commerce Sales. 1st Quarter 2005. Wash., 2005. Table 1).

19 E-commerce 2003 Highlights, Table 4.

20 Рассчитано по: 2002 E-commerce Multi-Sector Report, Tables 1-6, 1A-6A.

21 E-commerce 2003 Highlights, Tables 1A, ЗА.

22 2002 E-commerce Multi-Sector Report, p. 7.

23 Mesenbourg Th. Measuring Electronic Business. August 2001, p. 4.

24 2002 E-commerce Multi-Sector Report, p. 6.

25 Government Statistics: E-commerce and the Electronic Economy, p. 6.

26 Рассчитано по: А СВО Paper. Economic Issues in Taxing Internet and Mail-Order Sales, October 2003, Congress of the United States, Congressional Budget Office. Wash., 2003. p. 17.

27 A CBO Paper. Economic Issues in Taxing Internet and Mail-Order Sales, p. 9.

28 Ibid., p. 8.

29 Federal Trade Commission: National and State Trends in Fraud and Identity Theft. January - December 2003, 22.01.2004, p. 4.

30 E-drugs: Who Regulates Internet Pharmacies? Wash., 2000, pp. 24-25.

31 Ibid., pp. 6, 7.

32 Statistical Abstract of the United States: 2004-2005. Wash., 2004, pp. 731, 732.

33 E-drugs: Who Regulates Internet Pharmacies? P. 139.

34 Цит. по: The Electronic Signatures in Global and National Commerce Act. Serial No. 106-32. Wash., 1999, p.22.

35 United States Statutes at Large. Vol. 112. Part IV. Wash., 1999, p.2681.

36 United States Statutes at Large. Vol. 114. Part I. Wash., 2001, pp.464-476.

37 Internet Tax Nondiscrimination Act, P.L. 108-435, p. 118, stat. 2616, 3.12.2004.

38 Российским аналогом этого закона является федеральный закон N 1 "Об электронной цифровой подписи" от 10 января 2002 г.

39 The Electronic Signatures in Global and National Commerce Act. Serial No. 106-33. Wash., 1999, p. 8.

40 Борселино Л.Дж., Коммингс П.К. Дейтрейдер. Кровь, пот и слезы успеха. М., 2001, с. 180.

41 E-drugs: Who Regulates Internet Pharmacies? P. 20.

42 Enforcing the Law on Internet Pharmaceutical Sales: Where are the Feds? Wash., 2000, p. 2.

43 E-drugs: Who Regulates Internet Pharmacies? P. 125.

44 FDA Prescription Drug Important Public Meeting. 14.04.2004, p. 13 (FDA.04n-0115-tr00004-041504).

45 Ibid., pp. 40, 57.

46 В частности, на семинаре, организованном Министерством здравоохранения и социальных служб США в 2004 г., была высказана точка зрения, что "растущие объемы торговли нелегальными лекарствами, в том числе с помощью подставных и незаконных веб-сайтов, и попытки наводнить американский рынок зарубежными лекарствами поднимают вопрос о способности Управления по контролю за качеством продовольственных товаров и медикаментов адекватно реагировать на возникающие проблемы. Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что проблема безопасности лекарственного снабжения страны была значительно усугублена разрешением американским гражданам напрямую приобретать рецептурные лекарства у зарубежных фармакологических фирм" (Ibid., p. 93).

Промышленность
 
Избранное Промышленность
 
Ритейл
 
Избранное Ритейл
 
Автомобили и запчасти
 
Избранное Автомобили и запчасти
 
Интернет-торговля и фулфилмент
 
Избранное Интернет-торговля и фулфилмент
 
Продукты питания и фреш
 
Избранное Продукты питания и фреш
 
ПОДПИСКА НА НОВОСТНУЮ РАССЫЛКУ
 
Дополнительная информация
 

 

О сервисе "Умная Логистика"

 

 

 

 

 

 

 

Новостная рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать свежие новости на вашу почту!

 

Новости